Категории каталога

Рассказы [11]
Рассказы по мотивам мира Цвета Ночи
История [20]
Заметки об истории мира

Форма входа

Друзья сайта

Гость, кликни по баннерам! =) Рейтинг Ролевых Ресурсов TopOnline Волшебный рейтинг игровых сайтов

Статистика

Библиотека мира Цвета Ночи

Главная » Статьи » История

Песнь о Волке и Луне

Песнь о Волке и Луне

 

        В древние времена на заре мира случилось так, что Отец-Волк влюбился в Луну. Он одиноко бродил по залитым серебряным светом полям и пел для прекрасной богини, что холодно взирала на него с ночного неба. Луна оставалась равнодушной к его песням, а в собственной стае Волка стали считать сумасшедшим.

- Ты проводишь ночи, отмерянные нам Создателем в тщетном поиске того, что никогда не будет тебе принадлежать, - говорили ему братья, - Возвращайся в стаю, охоться с нами и приноси жертвы Матери-Земле, как было сказано нам. Или же уходи, не навлекай на свой народ гнева прародителей.

Отец-Волк разгневался на такие слова, и ответил презрительно:

- Нужен ли мне такой народ, что не понимает меня? Я ухожу от вас, чтобы искать способа воссоединиться с моей любимой.

- Одумайся, Волк! Легко ли жить одиночке? Сможешь ли ты охотиться без своей стаи? Не изгложет ли тебя одиночество и голод?

- Справлюсь! – усмехнулся Волк и ушел.

С тех пор он жил один, и сполна вкусил всех трудностей, что пророчили ему старейшины его стаи. Он охотился в одиночку и приносил кровавые жертвы Матери-Земле, как и было предписано его народу с начала времен. Но никогда Отец-Волк не чувствовал себя одиноким, ведь у него была его возлюбленная, недосягаемая в высоте неба.

И вот в одну ночь он придумал хитрый и жестокий план, как заставить гордую богиню ответить на его ухаживания и немедля приступил к его исполнению.

Отец-Волк долго рыскал по свету, в поисках места, где Луна поднимается на небосклон. Он охотился на священных ланей богини, обещая им жизнь взамен вожделенного секрета. Он убивал белых буйволов, что спят в безмятежных водах Шепчущей Реки и подкарауливал серебристых ласок у их нор, спрятанных в корнях могучих ясеней Древнего Леса – но ни одно из животных богини даже под страхом смерти не выдало тайны своей госпожи.

Но, в конце концов, белоснежные цапли с озера Сейн, что издревле поклонялись Луне и, по слухам, были с ней в родстве, поневоле выдали ему секрет.

Волк явился к месту, где цапли вили свои гнезда, и пригрозил птицам уничтожить всех их птенцов, если они не выдадут места, где их мать-покровительница ночью восходит на небосклон. И цапли умоляли его сжалиться над их детенышами:

- Смилуйся, Волк, ибо секрет, который ты хочешь узнать – священен, и даже под страхом смерти наших детей не сможем мы открыть его.

Но Волк лишь усмехнулся:

- Как я узнаю, что вы не обманываете меня? Уж лучше я выполню свою угрозу и посмотрю, как вы запоете, когда воочию увидите смерть своих детей.

И скорбный крик поднялся над водами озера Сейн, потому что в ту ночь Волк безжалостно убил многих птенцов, и досыта напоил темную воду кровью. Лишь под утро матери, что еще не потеряли своих детей, явились к Волку, чтобы рассказать ему секрет в обмен на жизни своих детей.

- Как вы глупы, цапли, - расхохотался Отец-Волк, когда птицы раскрыли ему тайну богини, - Вы пожертвовали жизнями ваших детей ради покровительства богини, которая даже не стала помогать вам в трудный час. Разве не ее холодный лик сиял над озером, когда я приносил кровавую жертву воде? Так почему она не помогла вам?

Но цапли не знали ответа, и тогда Волк обратился ко всем птицам:

- Отрекитесь от бессердечной богини, омойте свои перья в красных водах озера Сейн и освободите себя от обета, данного жестокой Луне.

И многие цапли последовали его совету, и, окрасив свои перья в алый цвет, навсегда улетели со священного озера Сейн. Но были такие, что остались, ибо после всего случившегося еще не потеряли веру в свою мать-покровительницу. С тех пор белых лунных цапель можно увидеть лишь рядом со священным озером, и жрецы Луны охраняют их покой, жестоко карая любого, кто попытается причинить им вред.

Волк же продолжил свой путь, и очень скоро достиг скрытой долины, что указали ему цапли. Он спрятался на одинокой скале у темной расщелины и стал ждать наступления сумерек. А когда Луна появилась из бездонной трещины, чтобы воссиять на ночном небе, Отец-Волк схватил ее за венчальный покров – но не смог удержать, и лишь кусок белоснежной ткани остался у него в зубах. Богиня же ускользнула, не произнеся ни слова.

Отец-Волк ждал ее и на следующий день, и опять попытался поймать гордую Луну – но, как и в прошлый раз, остался лишь с куском белого покрова в зубах.

«Ну что же, - подумал про себя Волк, - Когда-нибудь, тебе придется обратить свой взор на меня – или же твой покров, кусок за куском, станет принадлежать мне».

Он подстерегал Луну семь ночей, и семь покровов осталось у него. И, наконец, в восьмую ночь он сорвал с головы богини последний. Тогда же Луна впервые заговорила с ним:

- Что ты натворил, неразумный зверь? Ты украл мой венчальный покров, и теперь я не смогу появляться на небосклоне, не опозорив Солнце, супруга моего. Верни то, что принадлежит мне!

- Почему ты назвала меня неразумным? – спросил Волк, - Разве я не первый, кто нашел твое тайное убежище? И разве не я первый, кто заставил тебя, гордая Луна, заговорить со смертным существом? Никто до меня не смог совершить подобное!

- Ты, Волк, и все звери, хоть и являются старшими детьми Создателя, не получили разума и воли столько, сколько досталось его младшим детям. Люди, эльфы и другие, подобные им, созданы по образу Создателя, и потому их разум стремиться создавать и разрушать, ваять и созерцать, они – настоящие наследники Создателя, а вы – те, кто призван помогать им. И хотя некоторые из вас способны помогать людям по доброй воле, другие становятся их помощниками против нее. Так или иначе, даете ли вы молоко или мясо, шерсть или шкуры, вы – только слуги для младших детей. И ты, Волк, сам не желая того, однажды поможешь одному из младших: ты научишь его верно держать руку на изгибе охотничьего лука и метко пускать стрелу в добычу. А шкура твоя согреет его во время зимних холодов.

- Так вот почему ты считаешь меня недостойным твоей любви? – в гневе зарычал Отец-Волк, - Потому что я – лишь слуга для младших?

Но Луна в ответ на его слова грустно усмехнулась:

- Нет, Волк, не потому я отвергаю тебя, что тебе никогда не стать таким же мудрым и хитрым, как человек – видят Древние, ты доказал, что ум твой острее, чем у многих младших. Потому я отвергаю тебя, что в крови твоей – лишь жестокость и жажда добычи. Ты убивал моих священных животных, и за это я никогда не прощу тебя.

- Но младшие могут меняться, значит, можем и мы – старшие дети. Я искуплю свою вину, богиня, и докажу что достоин твоего внимания.

Луна же расхохоталась:

- Тебе не прожить без крови и трех дней. Ты не сможешь изменить тому, что составляет твое существо!

- Вернись ко мне через восемь дней, и я докажу что выполнил обещание.

Подумав, Луна ответила:

- Я дам тебе восемь дней, Волк, и мои слуги будут приходить к тебе, чтобы узнать, не обманываешь ли ты меня. И если до истечения срока ты прольешь хотя бы каплю крови, ты вернешь мне мой венчальный покров в доказательство своего поражения.

С этими словами Луна, лишенная своего сияющего покрова скрылась в темной расщелине, чтобы спрятать позорную наготу от взгляда людей и своего мужа – Солнца.

Волк же остался в скрытой долине, и бродил по ней, вглядываясь в небо, впервые от основания мира лишенное покровительства своей ночной госпожи. И восемь раз он возносил молитвы Луне: «Гляди же, о богиня, нет крови на клыках и когтях моих!»

А на девятый день – тот самый, когда должен был явиться первый из слуг Луны, Отец-Волк, изнывающий от голода, уже ждал гонца на одинокой скале.

И первой перед ним предстала белая лань богини со словами:

- Я явилась сюда по приказу моей госпожи и от лица моего народа, которому ты причинил великое зло.

- Передай своей госпоже, что ни капли крови не пролилось в этой долине с тех пор, как я дал свой обет. Во искупление же своей вины перед лицом твоего племени я готов пролить собственную кровь – на этой скале, рядом со святилищем Луны.

- Такой откуп нам не нужен, - ответила лань, - Предложи жертву, что будет любезна нашей покровительнице.

- В таком случае, возьми один из белых покровов и отнеси его своей госпоже – в знак того, что воля моя чиста.

Лань подхватила сияющий покров на рога и исчезла.

Немало удивилась Луна, когда увидела один из восьми своих покровов, что принесла ей легконогая лань.

- Волк не нарушил договора, - сказала лань своей госпоже, - А покров все так же чист, как и был – смотри, госпожа, на нем нет пятен крови!

Но Луна сомневалась в честности Волка, и потому ответила:

- Испытание еще не закончено. Если он действительно хочет доказать мне твердость своей воли, то продержится еще восемь дней. А я прослежу за ним.

В эту же ночь, одев первый из покровов, Луна взошла на небосклон, а к Волку явился следующий гонец – белый буйвол из излучины Шепчущей Реки со словами:

- Я явился сюда по приказу моей госпожи и от лица моего народа, которому ты причинил великое зло.

- Как вижу, твоя госпожа не слишком чтит свои собственные обещания, - усмехнулся Волк, хотя голод его был силен и силы с каждым днем покидали его, - Что ж, передай своей госпоже, что я не пролил не капли крови в этой долине с тех пор, как дал обет. А в искупление своей вины перед твоим народом, я возвращаю один из белых покровов вашей богини. Отдай его своей госпоже, и пусть она увидит, что он все так же чист, как и был.

Гордо подняв белое одеяние Луны на могучие рога, буйвол ушел.

А Луна вновь не поверила словам Волка, и в следующую ночь отправила к нему хитрую ласку из Древнего Леса, с наказом выведать, не скрывает ли Волк какого-то секрета. Но ласка вернулась с еще одним из покровов Луны – белым, как и остальные. С тем же вернулась и серебристая лиса, известная своим острым умом, и изворотливая крыса, и белая сова, самая мудрая из птиц. Не выведал тайны и благородный олень – любимец богини. Последней же явилась цапля с озера Сейн, и в клюве ее был восьмой из покровов Луны.

Задумалась Луна:

- Неужели Волк и вправду сдержал свое обещание? Но нет, не сможет этот зверь одолеть меня! Если есть у него секрет – я узнаю его!

И на следующую ночь, приняв облик священной лунной коровы, сама богиня сошла на одинокую скалу, где Отец-Волк умирал от голода. Но, не смотря на слабость, он все же заговорил с ней.

- Как жестока ваша богиня! Я отдал ей все восемь покровов, но она не желает являться ко мне, чтобы признать, что мой обет выполнен. Что ты тут делаешь, корова? – усмехнулся Волк, - Ко мне являлись звери поумнее и посильнее тебя, но им не удалось сломить меня. На что надеешься ты, медлительная и слабая, отягощенная выменем, раздувшимся от молока?

- Я пришла, чтобы утолить твой голод, Волк, - отвечала Луна в облике коровы, и Волк вновь расхохотался.

- Да, пожалуй тебя, неспешную, я смог бы одолеть даже сейчас, умирающий и ослабевший. Но даже пред страхом смерти я не изменю своему обещанию. Так что убирайся к своей жестокой госпоже, и скажи ей, что у меня не осталось больше даров, чтобы преподнести ей.

- Что ж, если отказываешься от моего мяса, тогда вкуси моего молока – и возблагодари богиню за то, что сохранила тебе жизнь.

И в ту ночь впервые Отец-Волк вкусил священного молока Луны-Матери, и первый глоток вернул ему силы, второй – поставил на ноги, а третий – сделал самым могучим из волков.

На следующую ночь Луна в облике коровы вновь вернулась на скалу и нашла там Волка, и увидела, что стал он сильнее и мудрее, чем был раньше, и невольно залюбовалась его красотой. Волк же почтительно обратился к корове:

- О, священная корова моей госпожи, окажи мне честь, и позволь вновь напиться твоего сладкого молока.

И вновь Волк пил молоко, и стал сильнее, чем был, и был он больше похож на человека, чем на зверя, а в глазах его светилось особая мудрость, что могут даровать только боги.

Когда же корова в третий раз пришла на скалу, Отец-Волк обратился к ней повелительно:

- Дай мне испить твоего молока в третий раз, священная корова моей госпожи, чтобы я смог сполна насытиться его сладостью.

И Луна подчинилась ему, и в третий раз позволила Волку вкусить священный нектар, и когда он насытился, заметила, что более Отец-Волк не напоминает зверя, а схож лицом и телом с мужчиной.

- Сними свои покровы, моя госпожа, - произнес Волк, - Ибо твой облик более не может обмануть тебя.

В ту ночь Луна покорилась Волку, и легла с ним, как любовница, не сумев устоять перед его силой и красотой.

Так начался род Сыновей и Дочерей Луны, выкормленных молоком Матери-Луны и получивших силу и мудрость от Отца-Волка.

Однако, Луна опасалась, что муж ее Солнце, прознает об измене и жестоко покарает всех ее сыновей и дочерей. И потому наказала Отцу-Волку, чтобы тот продолжал охотиться ночью и отдыхать днем – как было наказано всем хищникам с самого рождения мира, и никогда не показывался на глаза дневному светилу.

Так и было: Отец-Волк вел свою стаю лунными ночами, под взглядом своей возлюбленной, и были все его подданные сильны и мудры, как он сам. Под Луной пели они песни и возносили хвалы своей прекрасной матери.

Но время шло, и все чаще волки задумывались о своей судьбе, что казалась им несправедливой.

И вот в одну из ночей, когда Луны не было на небосклоне, волки устроили совет.

- Разве не стали мы сильнее и мудрее любого человека, испив молока Матери? – говорил один из молодых волков, - Так почему же не стать нам равными младшим?

- Наш Отец-Волк обладает силой, о которой младшие могут лишь мечтать, - согласился другой, - Так почему же нам приходиться прятаться в лесах, как звери, когда мы могли бы жить наравне с людьми, а то и стать правителями среди них?

Отец-Волк задумался над словами сыновей, и согласился с ними:

- Отныне мы будем охотиться при свете дня, как поступают младшие дети Создателя.

Так и было решено, и с тех пор Стая охотилась днем, и подходила к жилищам младших. Но младшие испугались волков, хоть и были они лицом и телом схожи с людьми, и заперли от них двери своих домов, и всюду, куда бы ни пришли волки, старались прогнать их – где камнями и палками, а где стрелами и мечами.

И тогда Отец-Волк разгневался:

- Отчего младшие отказываются принимать нас? Мы так же красивы и сильны, как они, и мудрее многих из них. Неужели завидуют нам подданные Солнца? В таком случае они не чуть не лучше зверей, на которых мы охотимся, а значит – они враги нам!

С тех пор Стая убивала всякого из младших, кого встречала на своем пути, и Луна на небосклоне скорбно взирала на то, как лучшие из ее детей сражаются с подданными ее мужа Солнца.

И вот, как и предсказывала богиня, одним из дней бог-Солнце заметил странных существ, что ликом напоминали людей, а повадками – диких волков. И светлоокий бог заподозрил недоброе:

- Не твои ли подданные приняли облик в подражание людям? – обратился он к супруге Луне, - Как посмели они нарушить они закон древних, который гласит: всякий старший пусть охотится во мраке ночи, оставляя свет дня младшим и тем из старших, кто по доброй воле помогает им. И я, Солнце, слежу, чтобы порядок этот исполнялся днем, а ты, жена моя, следишь за ним ночью. Так почему же твои подданные столь дерзко нарушают древнее правило, да к тому же безнаказанно убивают моих подданных? И откуда, скажи на милость, взялась их сила и мудрость?

Тогда Луна покаялась пред светлым лицом мужа в своей измене, и просила у него прощения и сострадания к ее детям. Солнце разгневался, услышав ее речи, и грозил испепелить всю Стаю и все земли, где когда-либо ступала нога Волка-Отца. Но, к счастью, грозный владыка-Солнце столь же вспыльчив, как и рассудителен:

- Твои слова ранят меня, жена, но как бы не хотелось мне отомстить Волку за обиду, я вижу как дороги тебе его дети. Да и не мне решать, кому из детей Создателя жить, а кому умереть, - Солнце нахмурился, - Но впредь не нарушать им заведенного порядка, и за дерзость свою они будут наказаны.

И в тот же миг легло проклятие на Отца-Волка и всех детей его, нынешних и будущих. При свете дня вмиг исчезла их сила и небывалая мудрость, и стали они подобны слабым людям – лишенные волчьего нюха и волчьих клыков.

- О, Мать-Луна! – взмолились волки, - Верни нам свои дары, что так безжалостно отнял твой супруг!

Но Луна не ответила на их молитвы и более никогда не разговаривала со своими детьми.

Однако священное молоко матери все еще текло в жилах волков – оно как и раньше давало им силу и звериную мудрость, но лишь в те моменты, когда их небесная покровительница глядит на них с небес.

Таков был прощальный дар их Матери.

С тех пор всякий Сын или Дочь Луны обречен страдать до конца времен, вынужденный разрываться между двумя частями своей натуры и тосковать по утраченному могуществу. Но более всего тяготит волков молчание их матери, которая и по сию пору безмолвно взирает на них с небосклона. Вот почему так печальны песни волков, обращенные к Луне: в них скрывается грусть об ушедших временах и горькая мольба о прощении.

 


 

 

Комментарий Эдзара Хольдена, лидера Стаи Лунного Источника, хранителя знаний семьи Детей Луны.

 

Нельзя назвать точную дату написания этого текста – известно лишь, что притча эта была записана задолго до основания Империи, а придумана, вероятно, и того раньше.

История Детей Луны – или оборотней, как привычнее называть их другим расам, тянется с незапамятных времен, и теперь уже нет смысла опровергать тот факт, что волкодлаки существовали рядом с людьми, эльфами и им подобными с древнейших лет.

Удивительно, что при всей самобытности верований и традиций Детей Луны, их главный мифологический текст – «Песнь о Волке и Луне», представляет мир, как антропоцентрическую структуру. Во главе его – Создатель и его младшие дети, «люди, эльфы и другие, подобные им, созданы по образу Создателя». Подчиняются воле младших все звери и птицы, названные старшими. И хотя созданы они были первыми, их роль четко определяется в системе мироустройства Детей Луны: старшие, это слуги и помощники младших, а в некоторых трактовках текста, и неудавшиеся прототипы младших рас.

Таким образом, оборотни изначально ставят себя ниже «младших рас», но в тоже время, превозносят волю и мужество Отца-Волка, сумевшего вырваться за границы возможностей зверя, и награжденного за это даром лунной богини.

Это и является основой мироощущения большинства оборотней: вырваться за пределы возможностей зверя, и тем самым доказать свое превосходство над человеком.

И по сей день Отец-Волк является главным символом (именно символом, но не божеством – потому что оборотни не имеют собственной религии в традиционном ее представлении) для Детей Луны. И все же символом противоречивым, двойственным - как и сама натура оборотня.

Жестокий и безжалостный, как настоящий хищник, и в тоже время – обладающий свободой и крепостью воли; сохраняющий верность своему обету, но пренебрегающий собственным обещанием; герой Стаи… и виновник ее падения.

И на фоне его поступков уже не кажется столь постыдной измена Луны (что тут сказать, в этой легенде даже Луна трактуется как образ двоякий – с одной стороны нежная мать, с другой – изменница и жестокосердная богиня) – она уступает власти сильного зверя и могущественного мужчины, пораженная крепостью его воли. И пускай после она раскается «пред светлым лицом мужа», она навсегда сохранит любовь к своим «бастардам».

А оборотни… они так и будут чувствовать себя «бастардами» - существами, не принадлежащими ни к миру людей, ни к миру животных. И это самоощущение (в том числе) приведет их во времена Империи в подчинение к Клану Проклятых.

Позорные страницы в истории Детей Луны: сотни лет рабства, не забыты до сих пор. Однако, давайте разберемся в сущности конфликта между оборотнями и вампирами.

Если подумать, вампиры не столь уж отличны по мироощущению от Детей Луны – и те и другие есть «переходное звено» от хищника к человеку. Но отличия все-таки есть. По легенде вампиры произошли от людей, переняв повадки хищников и тем самым возвысившись над живыми. Оборотни же, по собственному толкованию, произошли от «низшей расы» и отнюдь не блистали происхождением – это причина первая. Вторая причина конфликта заключалась в том, что вампиры к тому моменту уже нашли свой баланс между натурой хищника и разумом человека, а оборотней все так же бросало из крайности в крайность. Естественно, более уверенные в себе Проклятые быстро подмяли под себя разобщенные стаи и, безошибочно сыграв на мироощущении «бастардов», сделали их своими слугами, а после и рабами.

Пожалуй, самым счастливым событием в истории Детей Луны можно назвать… Катаклизм. Наступление Вечной Ночи кардинально изменили повадки оборотней – теперь им не обязательно было ждать наступления полнолуния, чтобы сродниться со своей звериной сущностью. Они могли сделать это в любой момент, и тем самым высвободить скопившуюся в себе ярость. Это значительно ослабило напряжение, что возникало между Детьми Луны и другими расами.

Это же позволило Принцу объявить Детей Луны полноправными членами Дома Крови и наконец-то избавить их от многовекового господства Клана Проклятых. Дети Луны легко приняли Религию Тьмы, отчасти из благодарности Принцу за освобождение, отчасти от того, что каноны новой религии были близки их собственным легендам (разве образ Отца-Волка, возвысившегося за счет своей воли и решительности, не схож чем-то с образом Принца?).

Натянутые отношения с вампирами сохраняются, конечно, и до сих пор, но за пятьсот лет произошли значительные сдвиги в этой области. Оборотень и вампир вполне могут испытывать дружеские чувства (доказано на личном опыте), да и сама Религия Тьмы проповедует равноправие всех рас. Пожалуй, самым ярчайшим примером союза оборотня и вампира можно назвать… самого Принца и Грегора, одного из его Апостолов. Ведь первый до обращения был вампиром, а второй – оборотнем.

И все же, двойственность природы оборотней, что заставляет их «разрываться между двумя частями своей натуры», никуда не исчезла по прошествии множества лет. Каждый Сын Луны все так же ищет для себя тот идеальный баланс между звериным и человеческим началами. И, конечно, находятся те, кто бросаются из крайности в крайность. Многочисленные секты и культы, то призывают отринуть все людское, и отдаться природной волчьей сущности, то напротив – избавиться от зверя внутри себя, и стать «нормальным» человеком.

Истина заключается в том, что обе части сущности оборотня являются правильными и необходимыми для него: нет волка без человека и человека без волка. Что касается древних легенд… их главный недостаток заключается в том, что они, рассказывая о том, почему мы являемся теми, кем являемся, никогда не отвечают на вопрос, как с этим справиться.

Так или иначе, любому оборотню однажды приходится пройти два испытания, когда-то выпавшие Отцу-Волку: найти мир с самим собой, и обрести согласие с другими. Вы возразите мне: ведь второе испытание Волк так и не прошел. Что ж, я искренне верю, что эта обязанность лежит на нас – его детях.

И до тех пор, пока юные волки будут вновь задаваться вопросом: «Кто я на самом деле?», пока Дети Луны будут метаться между звериным и человеческим началом; до тех пор священное молоко матери не иссохнет в наших жилах, и мы будем искать, сомневаться и опять отправляться на поиски, чтобы когда-нибудь – кто знает? – вновь научиться говорить с Луной.

Категория: История | Добавил: Джейден (06.07.2009)
Просмотров: 2171 | Рейтинг: 5.0/7 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]