Категории каталога

Рассказы [11]
Рассказы по мотивам мира Цвета Ночи
История [20]
Заметки об истории мира

Форма входа

Друзья сайта

Гость, кликни по баннерам! =) Рейтинг Ролевых Ресурсов TopOnline Волшебный рейтинг игровых сайтов

Статистика

Библиотека мира Цвета Ночи

Главная » Статьи » Рассказы

Проводник
- Чтоб тебе вечно по пустошам бродить!
Проклятье
.

ПРОВОДНИК.

Его звали Дядюшка Мо, он был слеп, и второй его формой было нечто среднее между волком и псом, облезлое, хромое, с жалким огрызком на месте хвоста. Каждая ночь для него была очередным туром соревнования между дешевым бухлом и букетом болячек. Что раньше сведет Дядюшку в могилу – делайте ваши ставки, господа! Однажды я спросил Мо, почему он все еще цепляется за жизнь. Старый ублюдок долго смеялся, кашляя, булькая и попердывая. Он ничего не ответил. Пнул бы его, но жаль было марать туфли.
Моя профессия – решать проблемы босса, и стать таким как Мо, мне точно не грозит. Просто не хватит времени.
VIP-зона клуба. Я не люблю шум, но боссу нравится «не отрываться от ритма». Он любит ритм, любит кровь, любит власть. Сегодня у него новая игрушка, со странным, волнующим запахом. Я чувствую, как волоски на загривке встают дыбом. Она бледна и худощава, она – такая же, как босс. Наверняка любит все то же самое. Возможно, стоило пристрелить ее еще тогда.
- Пойди, потанцуй, детка. У меня дела.
- Я не хочу, - это не звучит как каприз, она спокойна.
- Пойди. Потанцуй, – босс сегодня очень терпелив. Наверное, эта шлюха в постели просто божественна.
Она уходит. Покачивает бедрами, разумеется, куда же без этого?
Босс дает мне работу – несложную. Припугнуть пару варщиков-самоучек, вообразивших, что могут толкать свой продукт самостоятельно, и даже никому не отстегивать. Это почти забавно – воистину нет ничего безграничней глупости. Мне даже не приходится доставать свою пушку – обхожусь отобранными у них. Выбиваю пару зубов, ломаю пару пальцев. Поясняю расклад.
- Песик! Эй, песик! Фьюить! – свистеть она не умеет. Я давно уже не живу в нейтральной зоне, и адрес мой знают очень немногие. Разумеется, знает босс. Но он потому и босс, что думает головой, а не членом. Так откуда у нее адрес?
- Служить! – красивый голос. Я оборачиваюсь спиной, прикладываю палец к сенсору.
- Скучный какой…
- Иди домой.
- Неа. Хочу к тебе в гости.
- У тебя с головой как? Порядок?
Она лишь клыкасто улыбается в ответ. Я не вижу этой улыбки, но чувствую ее. И запах.
Жаль, легенда о том, что вампир не может войти в дом без приглашения – полная херня.
Пришлось просто захлопнуть дверь у нее перед носом.
Утро прошло за постройкой карточных домиков. Откуда в квартире оказалась новенькая колода, хотел бы я знать?
Снова работа. Мне попортили шкуру, и даже трещины на потолке не поизучаешь – это хорошая больница, тут их нет. Обычные раны – не проблема, в конце концов, я оборотень, но нужно управиться с магической дрянью, которой в меня запустили. Навещает босс – он неплохой работодатель, заботится о подчиненных куда больше, чем конкуренты. Как-то раз, один хлыщ из кровавых начал при нем распространяться о добрых традициях служения низших рас высшим. Это он меня увидел. Босс замочил хлыща лично. Разумеется, он и так планировал его убить, но сделал это именно в тот самый момент и собственными руками. Мне плевать на своих мохнатых предков, которые, возможно, служили его кровососущим пращурам, но я умею ценить проявления уважения, особенно от того, кто уважение проявлять не обязан.
Приходит она. Приносит цветы – мелкие, синие. Их аромат сплетается с ее собственным во что-то, чему я не могу подобрать названия. Мы долго, очень долго молчим, стараясь не глядеть друг на друга. Не знаю, боится ли она. Я – да.
После выписки меня везут к выходу в кресле-каталке. Совершенно дебильная традиция, но я не возражаю. Корчу надменную рожу и еду Принцем.
Не люблю быть волком. Может это потому, что растили меня не оборотни. Возвращение домой «на четырех костях», сквозь резкую бензиновую вонь, тысячи дыханий и сердцебиений – плата за то, чтобы выбросить из головы мысли. Все, без остатка.
Она снова у моих дверей. Сейчас я не различаю цветов, вообще вижу все немного по-другому. Лица двуногих – размытые пятна с провалами ртов и блестками глаз, но запах…
Я превращаюсь. Моргаю, приспосабливаясь к человеческому зрению. На площадке прохладно, яйца моментально скукоживаются. Она смотрит оценивающе-собственнически, словно я – нежданно выигранная в лотерее кофемолка, или что-то вроде того.
- Я к тебе.
- Ничего подобного, - слова приходится буквально выплевывать. Ее холодные ладошки ложатся мне на грудь. Взгляд снизу вверх – теперь в нем куда меньше уверенности. Думаю, она даже хотела, чтобы я оттолкнул ее, послал куда подальше. А какая-то часть меня хотела, чтобы она просто исчезла. Но она не исчезла. А я аккуратно взял ее руки в свои, опустил вниз, но лишь для того, чтобы открыть дверь и мотнуть башкой, приглашая. Говорить – не выходит, под ложечкой все сжимается, словно я впервые… хотя нет, как раз с женщиной впервые у меня все было куда проще. Сейчас ощущения ближе к первому убийству.
То, что было дальше… попытка забыть об окружающем мире, прошлом и будущем, хотя бы на время. Успешная попытка, а укусы и царапины на мне заросли очень быстро – я ведь оборотень, хотя об этом, я, кажется, уже говорил.

- Глупо так… из-за бабы.
- Глупо, - соглашаюсь я. Действительно, глупо. Кровь тонкими струйками стекает на пол, босс пошатывается, косится на пистолет, лежащий на полу. Он не успеет. Моя левая рука свисает плетью, ствол в правой весит не меньше тонны, и в животе приличная дыра, но он не успеет. Братья Хамаль лежат, уставившись в потолок, лениво курятся дымки из стволов их автоматических погремушек.
- Я хочу, чтобы вы знали, - голос словно чужой. Я потерял много крови. Надо заканчивать, - Хочу, чтобы вы знали – я делаю это со всем уважением.
Мушка совместилась с прорезью.
- Идиот… Она – сучка Гогенцоллерна… это он ее подос… - я нажимаю на спусковой крючок.
Медленно, очень медленно оборачиваюсь. Ну, конечно же, тут как тут.
- Босс очень редко лжет… Лгал.
- Прости. Прости, я знаю, что не должна была, но… я знала – ты справишься, ты сильнее их всех, ты… теперь ведь все будет хорошо, я поговорю с Гогенцоллерном. Он спланировал все это, но послушай, я правда, правда люб…
Я вскидываю оружие. Тысячу лет. А ее реакция – в полном порядке. И пушка тоже. Тяжкие удары в грудь. Она склоняется надо мной, плачет и говорит о любви до тех пор, пока красная пелена и нарастающий гул не поглощают меня окончательно.

- Ночь будет тихой. Нам пора в путь.
- Да, Дядюшка.
Зарево Города толкало их в спины. Двое уходили в пустоши – след в след, шаг в шаг. Серая пыль заносит следы, тьма сгущается, и вот уже не разобрать – два ли это двуногих, два четвероногих, или вовсе один, едва различимый силуэт.

Категория: Рассказы | Добавил: Дингард (06.03.2011)
Просмотров: 582 | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]