Категории каталога

Рассказы [11]
Рассказы по мотивам мира Цвета Ночи
История [20]
Заметки об истории мира

Форма входа

Друзья сайта

Гость, кликни по баннерам! =) Рейтинг Ролевых Ресурсов TopOnline Волшебный рейтинг игровых сайтов

Статистика

Библиотека мира Цвета Ночи

Главная » Статьи » Рассказы

Камень преткновения

Где-то далеко, должно быть, на Набережной, громыхнули фейерверки, и край неба, обрамленный кружевом листвы, окрасился в огненные цвета. Карнавал был в самом разгаре, но здесь, в тишине сада, ничего не нарушало неторопливой беседы двух людей – мужчины и женщины, расположившихся за столиком, установленном на одном из мраморных балконов. Мерцающий свет фонарей освещал лица собеседников и стол, уставленный многочисленными резными фигурками. Лицо мужчины, не смотря на полутьму, скрывала маска, женщина – изящество ее черт и движений выдавало в ней эльфийку – носила на плечах белоснежный со знаком золотого солнца плащ.
Их можно было принять за супружескую пару, коротающую вечер за медленным, привычным разговором, повторяющимся изо дня в день, и тем создающим приятную иллюзию размеренности в их долгих отношениях. Да, их отношения и вправду были продолжительными, и даже носили некий отпечаток обыденности – в том смысле, что обоим собеседникам частенько приходилось оказываться вместе за этим столом, бесконечно переставляя резные фигурки, и почти всегда с одинаковым результатом: он оказывался победителем, она - проигрывала. Однако, беседы, которые велись за миниатюрным столиком для игры в старинную игру под названием «Драконы и химеры», никак нельзя было назвать размеренными: в иные дни здесь решалась судьба государства.
- Знаете историю «Химер», Лиора? – мужчина повертел в руках маленькую гранатовую фигурку, изображающую крылатую химеру. Его длинные, узкие ладони, выдающие в нем человека, чаще имеющего дело с тонкими материями, чем с оружием, отложили фигурку и легли на стол. Если бы не его сплошная, закрывающая все лицо маска, молодая женщина могла бы поклясться, что он смотрит на нее выжидающе.
Так случалось часто: апостол Грегор любил, чтобы беседа шла по его сценарию. Некоторые его вопросы предполагают определенные ответы, вот и сейчас, когда он спрашивает: «Знаете ли вы историю «Химер»?», она должна выразить свою заинтересованность, даже если историю эту слышала добрую сотню раз. Потому что смысл не в истории, вернее – не совсем в истории… смысл в том, что последует сразу после истории.
- Думаю, вы собираетесь рассказать ее мне, - улыбнулась женщина, предвкушая новую тему для беседы, которую Грегор, подобно хитрому фокуснику, извлечет из своего рассказа.
История – только предлог, но она не должна показывать, что ей это известно. Таковы правила игры, которую вели Грегор, один из высших иерархов Религии Тьмы, и Лиора Де Невилль, магистр Ордена Паладинов.
- Рассказывают, что эту игру придумали еще до образования Империи, несколько тысяч лет назад, - Грегор взял очередную фигурку, ониксовую химеру со множеством миниатюрных, тонко вырезанных клыков в оскаленной пасти, - Говорят, древний король заказал сотне мудрецов придумать способ, чтобы тайком узнавать всю правду о своем собеседнике. Король был завоевателем и мудрым стратегом: он любил знать о своем враге все, до мельчайших деталей. Вероятно, он хотел получить некий всесильный артефакт, который ответит на любые вопросы: труслив человек или храбр, глуп или умен, есть ли в нем хоть капля благородства, или же он последний из подлецов…
Ониксовая химера опустилась на столик, сдвинув одного из бронзовых дракончиков с его клетки: Лиора потеряла еще одного воина.
- Но вместо волшебного артефакта, мудрецы принесли ему обычную игру: доску, хитроумно расчерченную на клетки и ромбы, и ларец с резными фигурками. Иной правитель счел бы это за насмешку, но ведь наш король был умен, - пальцы Грегора прикоснулись ко лбу, - И он не стал отправлять своих мудрецов на эшафот, а принял подарок и стал учиться новой игре.
- Что ж, мне кажется, остальную часть истории я знаю, - Лиора легким, полным непринужденного изящества жестом, откинула со лба золотистую прядь, заправив ее за заостренное ухо, - Король Тесарил – а ведь именно так звали нашего мудрого короля – завоевал много стран, вооружившись лишь доской и фигурками. На переговорах он предлагал противнику играть в «Драконов и Химер», и его благородные враги, не желая оскорбить короля, соглашались. А после партии Тесарил знал о противнике все… ну или почти все. Таким образом, король Тесарил вошел в историю, как один из мудрейших стратегов и величайших завоевателей. Его так же называют основателем Империи.
Лиора вежливо улыбнулась, однако вышло, пожалуй, чересчур холодно. Эта удивительная женщина никогда не пыталась заигрывать или кокетничать со своим собеседником, казалось даже, что она намеренно избегает уловок, так хорошо известных любой женщине: вы никогда не увидите Лиору Де Невилль, томно стреляющую глазами, хотя, видит Свет, глаза у нее были необыкновенными. Зеленые, напоминающие об изумрудной листве, пронизанной лучами солнца, светящиеся умом и живым вниманием.
- Вы хорошо разбираетесь в истории, - заметил Грегор, переставляя очередную фигурку.
- А вы прекрасно играете в «Химер». Должно ли это означать, что за это время вы узнали обо мне все?
- Не все. Но многое, - химеры Грегора настойчиво теснили редеющую армию драконов, которая, тем не менее, продолжала отчаянно сопротивляться. Апостол сложил пальцы перед собой и предоставил Лиоре возможность сделать следующий ход.
Бесстрашная воительница, которую в Городе прозвали Железной Девой, в задумчивости склонилась над столом. Рискнуть и отдать бойца за возможное тактическое преимущество? Или сыграть надежно – прикрыть оставшуюся армию могучими василисками, выжидая удобного момента для нападения?
Изящные пальцы эльфийки сомкнулись на массивной фигурке защитника-василиска и переставили ее на клетку вперед, перегораживая проход вражеской армии.
- Почти не размышляя, - заметил Грегор, - Да, это ваша особенность, которую я уже изучил: вы решительный командир, однако, когда на кону стоит жизнь вашего подчиненного, вы предпочитаете не рисковать понапрасну.
Следующий его ход стал для Лиоры неожиданностью: вместо того, чтобы пытаться сдвинуть василиска, химеры двинулись в обход, вновь угрожая безопасности Патриарха-Дракона. Удивительно, как она могла этого не заметить?..
Лиора упрямо поджала губы, и вновь переставила василиска, защищая главную фигуру.
- Да, вы всегда последовательны и четко следуете избранному решению, - прокомментировал Грегор, - Это качество меня восхищает, однако… оно же играет мне на руку. Я всегда знаю, каким будет ваш следующий ход.
Химеры вновь атаковали, оказавшись в непосредственной близости от Патриарха. Лиора оглядела поле боя, ища возможные выходы из ситуации… но самым правильным был только один: она передвинула Императрицу, давая возможность главной фигуре уйти в сторону.
Следующим ходом химеры смели прекрасную, отделанную жемчугом фигуру Императрицы-Драконицы с доски. Геройская смерть отважной фигурки заслужила едкие аплодисменты Грегора:
- Красивый ход – и доблестное самопожертвование.
- Скажете, что и это вы предвидели? – поинтересовалась Лиора, уже почти смирившаяся со скорым поражением.
- Именно. Если речь касается Императора, вы готовы пойти на все, чтобы защитить его. Хотя если подумать… эта фигурка – самая бесполезная на доске, она лишь обуза для ваших бойцов. Тогда как Императрица – действительно интересный и сильный игрок. Как жаль, что иногда приходится жертвовать лучшими, чтобы спасти тех, кто, по большому счету, этого не заслуживает…
- И что, по-вашему, мне было делать? – язвительно поинтересовалась женщина, - Какой смысл в игре, если убрать главную фигуру? Это мгновенный проигрыш, разве не так?..
- А вот это еще одна ваша особенность, которая мне хорошо известна, - палец Грегора уставился на нее, сам же хозяин пальца сидел на стуле прямо перед ней, внимательно изучая лицо девушки сквозь узкие прорези в маске, - Вы боитесь подумать о том, что будет, если избавиться от правил, от устава, от того, что составляет надежный ритм вашей жизни. Вы боитесь даже задуматься о том, что будет с этой невинной игрой, если убрать надоедливого, никчемного Патриарха с доски и дать власть… ну вот хотя бы ей.
Он вернул жемчужную Императрицу на доску, тесня Патриарха-Дракона в сторону.
- Вы забываете о том, кто я, - холодно проговорила Лиора, у которой вдруг пропал весь интерес к последующему разговору, - Я – паладин, мой устав, мое кредо священно для меня. И если я хотя бы на шаг отступлюсь от своей веры и от своих правил, то как смогу смотреть в глаза тем, кого по моему приказу будет карать меч правосудия?..
Она почувствовала: Грегор улыбается. Должно быть, его развеселили пафосные нотки в ее словах.
- Вера, устав, кредо… Это и есть ваш камень преткновения, Лиора. Тот маленький, но бесконечно твердый алмаз, который я в вас так люблю.
Грегор откинулся на стуле и с видом победителя сложил руки на груди:
- Но этот же бесценный камень является нерушимым залогом того, что вам, милая Лиора, никогда не переиграть меня. Увы, но это правило не изменится до тех пор, пока люди не научаться крошить алмазы в пальцах.
Новый залп фейерверков взлетел в облачное, чернильное небо, расцвечивая ночь в яркие цвета солнца.
- Думаю, на сегодня игра закончена, - Лиора поднялась со своего места и коротко, официально поклонилась.
- С нетерпением жду нашей следующей игры, - он все еще улыбался. Она не знала, откуда ей это известно, но в этот момент Лиора была в этом уверена так же твердо, как и в том, что завтра утром солнце вновь будет сиять над Храмом.

Черноволосая, нагая, она лежала на кушетке, а волны золотистого шелка сладострастно омывали ее тонкое тело, не уступавшее в белизне мрамору. Но так было не всегда: когда-то внутри этой девочки трепетала искра жизни, ее яркие голубые глаза, сейчас подернутые холодной дымкой, источали этот свет, словно два маленьких ярких солнца.
Сейчас осталась только эта бледная обескровленная оболочка, со следами последнего насильственного поцелуя на ее шее.
Лиора убрала прядь черных волос, чтобы лучше разглядеть место укуса: две красных точки, маленькие, почти затянувшиеся. Все происходило без излишней суетливости: она даже не сопротивлялась, позволяя убийце продлить удовольствие.
- Это дочь Ренедала, - голос Альберта Зорана, ее капитана, дрожал от едва сдерживаемого гнева, - Ей было семнадцать… или восемнадцать, я не знаю.
- Должно было исполниться восемнадцать. Зимой, - негромко подтвердила Лиора.
- Ренедал, он из Ордена Магов. За триста лет службы едва смог добиться титула младшего наставника – упорный человек, но не блистающий Даром. Зато его дочь… - Лиора заметила, как сжались кулаки молодого человека, - Она могла бы стать младшим магистром, я думаю. Если бы у нее был хороший учитель. Ренедал пытался найти ей такого.
Лиора украдкой разглядывала Зорана. Высокий, темноволосый эльф, и к тому же весьма способный: всего то шесть лет в Ордене, а уже в ранге капитана. Кажется, у него есть все качества, необходимые паладину: непримиримый, упорный, яростный в своей вере. Но порой он бывает слишком эмоционален – это мешает ему видеть вещи в истинном свете. Хотя это нисколько не умоляет его желания бороться за справедливость.
- Если Ренедал кого и искал для своей дочери, так это мужа, - проговорила женщина, мягко, почти материнским жестом опуская веки девушки, - Он давно истратил все сбережения, чтобы пристроить ее к престижному мастеру. Ему нужен был состоятельный человек, который принял бы на себя расходы, связанный с обучением его дочери. Но состоятельным женихам, как видно, больше хотелось иметь у себя в женах тихую и миловидную дурочку, чем будущего младшего магистра. Знаешь, я их в чем-то понимаю… Что касается девочки, думаю, она чувствовала себя кем-то вроде породистого щенка, которого пытаются пристроить в надежные руки. Само собой, она пыталась протестовать. Действовала наперекор отцу… и в результате…
- Это не оправдывает действий этих ублюдков, - глухо проговорил Зоран, - Они не имели права пользоваться ее слабостью.
Лиора покачала головой:
- Не думаю, что они вообще о ней думали: они преследовали собственные цели. Они действовали против нас.
- Это третье убийство за месяц. Почерк одинаковый: они убивают на балах, на собраниях, на торжественных банкетах. Они находят способ обойти охрану, заклинания… они словно заявляют: «Смотрите, волк пробрался в ваше стадо! Ему это ничего не стоило…»
- «…и главное – вы ничего не можете с этим поделать», - закончила за него Лиора.
Глаза Зорана сверкнули:
- Грегор был здесь, на карнавале, когда это произошло. Он наверняка знал о том, что они затевают, но ничего не предпринял. Не удивлюсь, если он сам принимал в этом участие.
Лиора поджала губы. Вряд ли стоило признаваться этому юнцу в том, что Апостол Грегор еще час назад, как раз в то самое время, когда эту несчастную девочку высушивал ублюдок-вампир, приятно проводил время за игрой в «Химер» вместе с магистром Ордена Паладинов. Она сомневалась, что Зорана успокоит такое сомнительное алиби, и потому положилась на доводы рассудка:
- Грегор связан так же, как и мы, - спокойно проговорила Лиора, - Эти звери играют не только против нас, но и против него. Своими действиями они не только сеют смуту в рядах Дома Света, они так же и подрывают авторитет Дома Крови. И если бы Грегор имел возможность, он бы давно и без сожаления избавился от них. Вот только прямых улик нет, а наших догадок явно недостаточно. Они очень хитры и осторожны… к тому же, они обладают высоким положением при дворе. Если мы попробуем предъявить им обвинение без должных на то оснований, мы спровоцируем конфликт между Домами…
- При всем моем уважении, магистр, - голос Зорана едва скрывал ярость, - Но я не понимаю ваших колебаний. Мы знаем имена этих убийц, мы знаем, что они не перестанут убивать и, быть может, именно в этот момент приговаривают к смерти очередного подданного Света… так почему просто не решить эту проблему? Наказать их и навсегда прекратить эти бесчинства.
- Нет, - голос Лиоры полоснул холодной решимостью, от чего губы Зорана на мгновение скривились в оскорбленной гримасе. Он слишком эмоционален. Да, ему определенно нужно учиться сдерживать свои чувства.
- Но магистр…
- Я сказала нет. Ты что-то не уловил, Альберт? – зеленые глаза эльфийки со спокойной уверенностью посмотрели в лицо мужчины, - Перечитай устав, там есть ответы на все твои вопросы.
В первый момент ей показалось, что он бросится на нее – сиюминутное ощущение, и довольно неприятное: именно по этой причине Лиора Де Невилль постаралась поскорее его забыть. Да, очевидно Зоран был из той породы, кто в ответ на удар стремиться укусить, а не склониться, подобострастно поджав хвост. Однако, на этот раз он справился с собой: ярость на лице Альберта неохотно спряталась под маску смирения. Потом он опустил голову, признавая правоту магистра:
- Да, миледи. Я прислушаюсь к вашему совету.

Мысли о мертвой дочери младшего наставника Ордена Магов занимали Лиору несколько дней. Да, трупы были и раньше – каждый раз высушенные, каждый раз оставленные на виду, как послание: вы знаете нас, но вы ничего не сможете с этим поделать. Мы – неуязвимы.
И все же они в первый раз осмелились убить человека, приближенного ко двору. Раньше это были служанки, шлюхи, случайные подружки, которых, в качестве эскорта на один вечер, они приводили на вечеринку, которую в последствие превращали в место преступления. Потом, очевидно, решили, что могут позволить себе сыграть по-крупному.
Наглость убийц выводила из себя, тем более что Лиора действительно могла назвать их имена. У нее не было полной уверенности, однако, угадать было несложно. Другое дело, что ее догадки не подтверждались уликами.
Зоран испробовал все возможные или невозможные методы, чтобы найти хоть один след, компрометирующий убийц, но пока без особого результата. Каждый раз после очередной неудачи он, казалось, готов был сдаться, но потом находил новую невероятную теорию и с новыми силами брался за расследование.
В этом Лиора вряд ли могла ему помочь: она уже смирилась с мыслью, что собственными силами им вряд ли удастся прижать мерзавцев. Убийцы с удовольствием пользовались своим положением, гуляя по опасной грани и, в тоже время, чувствуя свою полную неприкосновенность. Их положению сейчас вряд ли что угрожало: до поры до времени.
Впрочем, времени-то у них было гораздо больше, чем у их преследователей.
Когда после бала, посвященного очередной годовщине правления Эстера, в коридорах летнего дворца Архимагистра обнаружили сразу четыре трупа высушенных девушек, младшая из которых оказалась дочерью одного из советников Эстера, стало ясно, что скрывать факт существования волков в их маленьком стаде более не удастся.
Информацию пока с трудом удерживали от распространения в прессе, но официальные лица Света уже начинали мутить воду на той стороне пруда, что принадлежала Принцу. Лидер Крови безмолвствовал – надолго ли?..
Положение напоминало о переполненном, бурлящем котле – еще немного, и горячая жидкость выплеснется на угли, и тогда поднимется настоящий дым, много дыма. Все их старания удержать воду внутри котла пойдут прахом через день, или два… хотя, если честно, Лиора не могла бы с уверенностью ручаться даже за час.
В последующие дни она вновь встречалась с Грегором, и на этот раз они более не разбавляли свой разговор игрой.
- Значит, вы считаете, что я замешан в этих… инцидентах? – спросил апостол без тени сарказма.
Лиора фыркнула:
- По поводу меня можете не волноваться: я прекрасно знаю, что вам это не выгодно. Но другие… другие настроены не в вашу пользу.
- И прежде всего ваш капитан?
- Зоран? – она и не пыталась скрыть удивления, - Неужели он…
- Нет, ничего особенного не произошло. Мы не разговаривали, и он не распускал обо мне нелицеприятных слухов… но во время переговоров он не спускал с меня глаз, словно ждал, когда я ошибусь и скажу нечто такое, что скомпрометирует меня. Впрочем, с не меньшим вниманием он следит и за самими виновниками этих волнений…
- Значит, и вы можете поделиться со мной своими догадками? У меня есть несколько предположений по поводу личности убийц, но я хотела бы услышать ваше подтверждение.
Апостол насмешливо покачал головой:
- Милая Лиора, я уже давным-давно знаю, кто они. Но у меня, так же как и у вас, нет улик, чтобы доказать их вину и отдать вам на руки для свершения справедливого приговора.
- Так значит… - с надеждой произнесла Лиора, - Вы готовы назвать имена?
- И даже больше, - Грегор сложил руки на груди, - Я готов рассказать вам о них всю информацию, которая вас заинтересует. Но при одном условии: вы не должны пытаться истолковать мои слова, как свидетельские показания. Пусть это будет… просто разговор между двумя друзьями. Договорились?..
Лиора нехотя кивнула: выбирать не приходилось.
- Итак, их четверо, - начал Грегор, - Про себя я называю их «кровавый квартет». Все они довольно могущественные вампиры, по крайней мере – старые. Все они представители знатных и влиятельных родов, но подчиняются одному. Это вдвойне удивительно, учитывая, что их не связывает клятва крови. Возможно, это объясняется статусом их лидера: их главному пару тысяч лет, возможно, и больше. Он глава крупного клана, который играет ведущую роль в политике Крови.
- Александр Бреон.
Грегор кивнул:
- Даже ребенок угадает, верно?.. Он никогда не пытался скрываться, напротив, некоторые его действия явно направлены на то, чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, на ком лежит ответственность за последние убийства.
- Позер, как и положено вампиру, не так ли? – мрачно усмехнулась Лиора, но Грегор прервал ее решительным жестом:
- Он, несомненно, будет рад, если вы останетесь при своем мнении. Но вам, Лиора, я советую отказаться от привычки судить о людях по их словам и поступкам, потому что и то и другое - лишь инструмент для обманщика. Гораздо больше о человеке говорит то, что он не сказал и не сделал. Бреон далеко не дурак, и отлично осознает свою силу. Ему незачем выставлять ее напоказ, напротив, в его же интересах утаить истинные пределы своих возможностей. А как бы вы поступили, Лиора, если бы хотели утаить от окружающих истинные масштабы своей силы?
Эльфийка на секунду задумалась, затем быстро произнесла:
- Я бы претворилась самовлюбленной эгоисткой, упивающейся собственной властью.
- Именно, - кивнул Грегор, - Нужно заставить других поверить, что вы глупее, чем кажетесь. Тогда они будут ждать от вас ошибки – с той стороны, на которую укажете вы. В данном случае все ждут, что Александр Бреон скомпрометирует себя, движимый собственной гордыней… но мы-то с вами знаем, что он никогда этого не допустит. Он хороший игрок и играет по-крупному. Он не пытается заработать дешевую популярность, его цель – по-настоящему крупная рыба.
- Он пытается скомпрометировать Принца, - изумленно выдохнула Лиора, - Но зачем?.. Я думала, все последователи Религии Тьмы бескомпромиссно преданы Принцу.
- Александр слишком силен, даже для вампира. Он достиг той ступени, когда любое существо, опережающее тебя по рангу и способностям, определяется лишь как досадное препятствие на пути к абсолютному могуществу. Иными словами… Александр считает, что смотрелся бы на троне гораздо лучше, чем нынешний Принц. Но это, само собой, полная чушь – для Принца он все же… мелковат.
Лиора почувствовала иронию в голосе апостола.
- Но если Бреон так умен, почему он не может понять, что его план заранее обречен на провал?
- Ну, я бы не стал высказываться так категорично: кое-чего он определенно добился. Хотя и немало разочаровал меня – все-таки, подобное мелкое пакостничество не достойно вампира его ранга, - Лиора почувствовала усмешку в словах Грегора, - Но согласитесь, ловко он связал нас по рукам и ногам? Оба Дома знают виновного, но никто не решается его инкриминировать, опасаясь развязать войну. Даже я не отваживаюсь что-либо сделать, потому что нападение на Александра Бреона немедленно спровоцирует ответные действия со стороны его клана, а так же кланов-союзников. Это очень, очень весомый аргумент с его стороны. Достаточный, чтобы заставить меня быть осторожным.
- А что же Принц, неужели он не может решить эту проблему?
Грегор ответил не сразу:
- Откровенно говоря, я не знаю планов Принца… возможно, он хочет, чтобы мы разобрались своими силами. Он, несомненно, вмешается и все уладит, если мы не справимся. Но… будет лучше, если мы обойдемся без его помощи.
- Не понимаю… ведь он правитель, он должен следить за безопасностью своих вассалов!
- Лиора, власть никогда не бывает односторонней, - прервал ее Грегор мягко, словно хотел втолковать что-то маленькому, но все же смышленому ребенку. Воительнице его тон пришелся не по вкусу: об этом свидетельствовали ее гневно нахмуренные брови, скрывавшие опасный блеск изумрудных глаз.
- О чем вы говорите, апостол?
- Мы сами позволили Бреону возвыситься, мы допустили его бесчинства, мы позволили ему запятнать грязью имя нашего повелителя… этим мы поколебали уверенность Принца в нас, как в его вассалах.
- Вы хотите сказать, что одной вашей любви и почитания Принцу недостаточно? Он хочет так же «быть уверенным в вас»?.. – хмыкнула женщина, насмешливо глядя в лицо собеседника.
Грегор спокойно выдержал ее взгляд:
- Принцу не нужно слепое почитание. Любые отношения строятся на доверии. И когда я говорю: власть не может быть односторонней, я имею в виду, что мы, вассалы Крови, должны заслужить доверия Принца так же, как он заслужил наше. Именно поэтому я хотел бы разобраться с Бреоном самостоятельно.
- Не самостоятельно, - с неожиданным пылом возразила эльфийка.
Ее маленькая, твердая ладонь - рука прирожденного бойца - легла на плечо Грегора:
- Я не стремлюсь добиться доверия Принца, но я сделаю все, чтобы расквитаться с этим ублюдком. Ради Света. И ради тех, кого он уничтожил.

«Скандал, связанный с именем высокопоставленного лица Дома Крови. Силиас Рейне – хищник или жертва?»
Половину первой полосы газеты, которую подали вместе с утренним кофе, занимала фотография молодого вампира, юноши лет двадцати с умным и надменным взглядом. Глядя в эти загадочные глаза нельзя было определить возраст молодого человека, однако, с точностью можно было утверждать – Рейне гораздо старше, чем хочет казаться. Весьма необычное качество для влиятельного вампира: лидеры кланов предпочитают более солидный образ.
Лиора раскрыла газету. На нее смотрели мертвые глаза мальчишки лет четырнадцати, его бледное лицо с пятнами от земли уже было тронуто разложением… предельно откровенно для утренней газеты, не так ли? Предельно открыто, не боясь вызвать тошноту у благородной публики, решившей отведать свежих новостей на завтрак вместе с горячими тостами. Газетчики редко решались на подобное… только, когда сенсация была действительно стоящей.
А уж эта-то новость тянет на целый миллион.
Женщина выругалась и отбросила газету. Демоны сожри этого Грегора вместе с его грязными интригами!.. Ее мутило, но отнюдь не от вида полуразложившегося трупа на фотографии в утренней газете.
Лиора в ярости скомкала салфетку, которую до того так тщательно раскладывала на коленях, и сделала жест дворецкому:
- Набери номер Апостола Грегора.
О, он ответит за это! Ответит! Да, они договаривались разобраться с этим ублюдком, но ведь не так, не таким способом! И она еще обещала ему свою помощь…
- Грегор, вас можно поздравить! – холодно отчеканила она, готовясь излить на собеседника всю полноту своего гнева. Но Грегор прервал ее раньше:
- Нет, это вас можно поздравить! Отлично сработано Лиора! Немного топорно, но для первого раза…
- О чем вы? – переспросила Лиора, не зная, что скрывается за насмешливым тоном собеседника.
- Как о чем?.. Силиас Рейне, лидер крупного вампирского клана и ближайший друг Александра Бреона в тюрьме. Их с Бреоном, кстати, часто можно видеть на приемах в компании друг друга, они верные союзники, и Рейне помогает и поддерживает Бреона во всем… даже в самых грязных делах, я полагаю.
- Я знаю, кто такой Силиас Рейне и я знаю, что он связан с Бреоном, - оборвала его Лиора, - Я хочу знать, почему Рейне, дьявол его побери, отправлен в тюрьму а в утренней газете красуется фотография мертвого ребенка!
- Вам, Лиора, это должно быть известно лучше, чем мне.
- Что?! – переспросила она, едва не задохнувшись от ярости, - Вы что… подозреваете… меня?!
- А вы – меня, - хладнокровно парировал апостол, - Так что логично из этого сделать вывод, что ни один из нас не причастен. А вообще-то, вас я исключил с самого начала. Вы на это не способны, Лиора. Камень преткновения, помните?
- Проклятие, перестаньте говорить загадками!
- Для меня тут загадок нет. Рейне был самой уязвимой жертвой из нашего кровавого квартета, в отличие от Бреона он действительно упивался собственной силой… и красотой, само собой. Понять его слабые места не составило никакого труда. После чего оставалось только подбросить ему мертвого мальчишку со следами укусов и изнасилования. Грубо, избито, пошло… но эффективно. Признаюсь, сначала я был удивлен не меньше вашего, но потом… потом я решил немного помочь нашему загадочному провокатору. Чуть-чуть подчистил следы, добавил немного эффектных деталей и… наш спектакль готов. Остальную работу сделала машина правосудия.
Лиора некоторое время молчала, пытаясь осмыслить все сказанное Грегором.
- Значит, у нас появился таинственный мститель, - процедила она сквозь зубы, - А что же вы Грегор, быть может, вы уже догадались кто это?
- Ну я же сказал, - насмешливо произнес апостол, - Для меня тут загадок нет. Доброго дня, Лиора.
Стоило немалых усилий аккуратно положить трубку на место, а не бросить ее, со всей яростью впечатав в телефон. Лиора была вне себя от злости, однако, как и всякий раз в подобной ситуации, заставляла себя думать о последствиях. Ярость иррациональна, она порождает только разрушение и мешает думать. Она должна быть спокойна – в любой ситуации. Это правило не записано в кодексе, однако, вполне стоит того, чтобы быть увековеченным на страницах устава Ордена.
Грегор намекнул, что ему уже известно имя «мстителя», но при этом отказался называть его. Почему? Неужели, он хочет поиграть с ней в игру, выяснить, насколько она догадлива?
Нет, это не в его стиле. Грегор никогда не пытался ее дразнить, он, кажется, прекрасно уловил, что Лиора Де Невилль не любит, когда с ней заигрывают.
Тогда почему он наполовину раскрыл свои карты? Упомянул, что знает имя провокатора, и при этом говорил с ней так, будто именно она была причастна к убийству… что это, намек? Или же с самого начала разговора он сомневался и пытался исключить ее из списка подозреваемых?.. Если так, то теперь он действительно ее исключил, и точно определил «мстителя».
Она сама отвела от себя подозрения, тем самым позволив Грегору ее обойти: теперь апостол точно знает имя «мстителя», а она могла довольствоваться одними лишь догадками. Не лучше ли было отвечать уклончиво, чтобы он подумал, что именно она может быть провокатором? Да, это могло спутать его карты и дать преимущество ей. Несомненно, это так же повысило бы ее оценку в глазах апостола.
Но она этого не сделала, а поступила так, как велела ей совесть – ответила честно. Не нужна ей слава мстителя, подкидывающего убитых мальчишек в сады своих врагов. Лиора ничуть не жалела о своем выборе.

Орден стоял на ушах. Ее поданные наперебой обсуждали произошедшее и на собрании совета Ордена предположения выдвигались самые разные: большинство винило в произошедшем Дворец, и Грегора прежде всего. Другие подозревали, что всему виной скрытая вражда вампирских кланов, и Рейне убрали в качестве предупреждения, чтобы указать, наконец, распоясавшимся убийцам на свое место. Советники спорили и пререкались, находя согласие лишь в одном: от Рейне избавились сами кровавые, очищая собственные ряды от неугодных вассалов.
- Это грязные методы, достойные лишь трусливых отбросов Крови!
- Но тень от их поступка может лечь и на Дом Света!
- Мы должны официально заявить о своей непричастности!..
Лиора потерла виски: кажется, у нее начинала болеть голова.
- Прошу тишины, - ее властный голос, голос человека, не привыкшего повторять приказы дважды, прозвенел под сводами зала.
- Почему вы, - зеленые глаза женщины быстро оббежали зал, желая убедиться, что во взглядах подчиненных нет ничего, кроме внимания к ее словам. И хотя большинство из них – о, как вы все-таки трусливы, как боитесь гнева женщины! – отводили глаза, она знала, что они и в мыслях не решаться возразить ей.
- Почему вы, - повторила Лиора, поднимаясь со своего места, - Строите догадки, основываясь лишь на домыслах? Ваши слова не подкреплены фактами, а значит – это пустой звук.
Ее взор метался от одного к другому, пытаясь найти взгляд достаточно твердый, чтобы не отступить, не скрыться от ее глаз. Таких было мало, и среди них – ледяные, прозрачно-голубые глаза Зорана. Он сидел по правую руку от нее, среди других капитанов но, в отличие от них, не выглядел взволнованным. Лиора вдруг поняла, что Альберт был одним из тех немногих, кто не проронил на собрании ни слова.
- Вы предполагаете, что Рейне подставили кровавые, - продолжила Лиора, - Я говорю, что с тем же успехом это мог быть кто-то из наших. Видит Свет, Рейне нажил себе достаточно врагов.
- Магистр, не для кого не секрет, что Рейне был замешан в последних убийствах.
Глаза Лиоры вновь встретились с ледяным взглядом капитана, а по залу прошел изумленный шепоток.
Зоран поднялся, с достоинством выпрямившись и глядя прямо в глаза командиру.
- Я говорю о смерти дочери младшего наставника Ренедала, а так же четырех девушек, высушенных прямо на балу в честь юбилея коронации Архимагистра Эстера. Официальных подтверждений нет, однако, многие факты указывают на то, что Силиас Рейне был в числе убийц.
Ропот в зале усилился: очевидно, Зоран переоценил догадливость основной массы паладинов. То, что было очевидно для Лиоры, Грегора и него самого, стало сюрпризом для большей части аудитории.
Лиора молча подняла руку, заставляя советников молчать:
- Вы говорите о фактах, Зоран, - холодно проговорила она, - Это те факты, что можно представить суду в качестве официального обвинения против Рейне? Или это факты, которые передают из уст в уста, когда пытаются развлечь беседой милую барышню во время светского раута?
Зоран с улыбкой склонил голову:
- Вы правы, сфабриковать обвинение из этих фактов не получится. Однако, они достаточно весомы, чтобы сказать уверенно: кто-то оказал нам услугу, припугнув Рейне и его дружков. Вместо того, чтобы искать виновного, я бы лучше поблагодарил его за оказанную помощь.
- Вздор! – рука Лиоры резко опустилась на стол, - Кто-то подставил Рейне, используя грязные методы – так поступают преступники. И даже если своими действиями этот неизвестный оказал услугу всему Городу, это не делает его чище. Он – такой же убийца и ублюдок, как и Рейне. Он ничуть не лучше него!
Она вновь смотрела на своих капитанов и советников, и на этот раз один лишь Зоран отвечал ей прямым, уверенным взглядом.
Мысль пришла к ней со всей отчетливостью. Не подкрепленная фактами, основанная лишь на ее догадке, но все же – правильная, верная как острый клинок: «Это он».
- Мы – Орден Паладинов, мы действуем согласно Уставу, беспрекословно подчиняясь постулатам Света, - ее голос, надломленный гневом, ударами молота гремел под сводами зала. Лиора больше не смотрела на Зорана, ее голову занимали совсем другие мысли: «Кто еще?.. Кто кроме него?..»
Она не видела глаз. Ни единого взгляда.
Глаза воительницы хищно метались по залу, но больше не находили себе жертвы.
Наконец, женщина устало опустилась на свое место.
- Негоже нам благодарить преступника, Зоран, - проговорила Лиора, жестом приказывая капитану садиться, - Негоже заигрывать с человеком, считающим себя выше правосудия. Он опасен – так же, как опасен Рейне и его сообщники. Этот человек должен быть найден – и он будет найден. Это я могу обещать.
Капитан коротко поклонился и сел на свое место. Губы Зорана были плотно сжаты.

Продолжение здесь ========>

Категория: Рассказы | Добавил: Джейден (21.01.2010)
Просмотров: 738 | Рейтинг: 5.0/1 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]